Советский лофт

Максима Перлина

Максим Перлин живет в настоящем «советском лофте», где на пятидесяти с небольшим метрах удалось обустроить четырехуровневое пространство. «Квартирный вопрос» выяснил, сложно ли было превратить бывшую художественную мастерскую в жилое помещение.

    •  

      Максим Перлин: «Проходите, аккуратней – здесь лестница, она достаточно крутая и идет сразу вниз…».

       

       

      И это – только начало. Архитектурный ландшафт в гостях у фотографа и продюсера Максима Перлина меняется на каждом шагу. Несколько лет назад, когда он подыскивал себе новое место для жизни и творчества, ему случайно подвернулась художественная мастерская, обустроенная в арочном проеме монументальной сталинки на Яузе.

       

       

      Максим Перлин: «Мало того, что это единственное такое помещение в этом доме, подобных помещений в Москве вообще немного. Здесь есть большие потолки, очень странное окно, плюс ко всему меня всегда  тянуло к каким-то настоящим лофтам. А это – настоящий российский лофт».

       

       

      Необычное пространство оказалось «буфером» между магазином и жилыми квартирами. Отсюда – внушительная высота, почти 4,5 метра, сложная форма и удивительное окно под самым потолком. Именно оно дало старт новому проекту, за который взялись друзья хозяина, архитекторы Андрей Свиридов и Арсений Афонин из бюро «Схема».

       

       

      Планировать территорию решили по вертикали. Вместо комнат организовали функциональные уровни: прихожую с двумя лестницами, спальню-капсулу над гардеробной, кухню-столовую и гостиную на подиуме.

       

       

      Андрей Свиридов: «До того, как мы подняли уровень пола, от окна оставались две узкие щели, в которые можно было посмотреть. А теперь мы поднимаемся вместе с окном и проходим вдоль него, когда хотим посидеть на диване, и все время смотрим в окно. И нам достаточно света».

       

       

      Правда, прежде чем запустить сюда свет и открыть вид на набережную, ажурную конструкцию пришлось основательно приводить в чувства.

       

      Максим Перлин: «Эти металлические штыри на метр идут в бетон, поэтому целиком это окно убрать вообще невозможно. Но это и хорошо, что оно осталось в таком первозданном виде – таким окно было с момента постройки этого дома. Мы лишь заменили стекла, а из нововведений сделали вот такое небольшое окно, можно сказать форточку, чтобы был свежий воздух».

       

       

      Арсений Афонин: «Вообще честность важна для нас. Все металлические конструкции, которые вы здесь видите, они не декоративные – они все несущие. Если вы видите кирпич, значит это кирпичная  стена, а не срезанный кирпич, наклеенный на стену. Это для нас принципиально».

       

       

      Отлично легли в концепцию архитекторов массивная лиственничная доска, обработанная коричневым маслом, и грубая крашеная штукатурка. Заодно эти простые и недорогие решения позволили вписаться в ограниченный Максимом бюджет. 

       

       

      Андрей Свиридов: «Здесь раньше была мастерская художника. И вообще это помещение изначально не было для жизни – оно было для работы. И мы решили оставить эти шершавые кривые стены и сделать внешнюю проводку. Отчасти с целью экономии, а также чтобы сохранить характер пространства».

       

       

      Зато по части творчества и его воплощения у авторов был полный карт-бланш. Так основные предметы мебели Арсений и Андрей взялись спроектировать сами. Сварили прямо на месте из металлопрофиля высокий стеллаж для гостиной.

       

       

      На кухне, что находится несколькими ступеньками ниже, из бетона отлили подстолье островного стола и столешницу рабочей зоны. Технический воздуховод вытяжки намеренно выставили напоказ.

       

       

      Андрей Свиридов: «Любая современная вытяжка разрушила бы эстетику лофта и в то же время придала ему какую-то такую глянцевость, которой здесь нету. Здесь всё такое чуть-чуть небрежное. У нас открытая проводка, поэтому все каналы, все системы, которые остаются открытыми, вплетаются в эту атмосферу».

       

       

      Арсений Свиридов: «Стол из той же серии. Мы лишь заказали верхнюю столешницу, сложную и функциональную. В ней спрятано очень много всякого хранения, поэтому она достаточно толстенькая».

       

       

      Еще одна практически бездонная система хранения скрывается внутри подиума. Справа в него интегрированы холодильник и морозильник. А слева, под лестницей, находится «горизонтальный шкаф».

       

      Максим Перлин: «Сноуборды, лыжи, какие-то крупногабаритные вещи, даже зимние вещи можно в чемоданы убрать. У меня там лежат вся моя фотоаппаратура, все фона, то есть отсюда можно достать всю технику, фон, осветительные приборы и сделать буквально за пару часов полноценную фотостудию».

       

       

      Во время больших вечеринок на подиуме легко рассаживается полдюжины гостей, к тому же он отлично делит пространство на зоны.

       

       

      Максим Перлин: «Там уже стала отдельная атмосфера, такая более домашняя. Здесь можно покушать, посмотреть фильмы, поработать и так далее. Плюс ко всему мне не хотелось перенасытить помещение мебелью. И я могу сказать, что из того, что можно взять и перенести, здесь всего пара предметов: 4 стула, диван и вот этот столик. Это вообще очень приятная особенность и такая концепция жизни, когда у тебя достаточно малое количество предметов».

       

       

      Предметы старины и искусства тоже проходят строгий отбор. Здесь только самое любимое и дорогое: антикварная печатная машинка, доставшаяся по наследству, почти двухсотлетний молочный бидон, купленный на французской барахолке, книги и альбомы по фотографии, а также небольшая пока коллекция картин уличных художников.

       

       

      Максим Перлин: «Это художник Дэд Нью-Йорк, здесь есть 4 его картины. Это все подписанные копии, которые я специально оформляю в черные рамы с широким паспорту. И есть Бенкси. Он, на мой взгляд, лучший в мире уличный художник с очень необычным творчеством».

       

       

      Приватная часть пространства, напротив, практически лишена декора. Простые белые стены, крашеная кирпичная кладка, спокойные оттенки древесины. Тем не менее, внутри крошечного санузла можно получить настоящую бурю эмоций.

       

       

      Максим Перлин: «Гордость этого помещения – душевая, похожая на грот с очень высоким потолком, где под самым верхом находится душ. Все, включая свет, сделано таким образом, что сочетание подсвеченных капель и сильного эха создают ощущение, что ты находишься под каким-то водопадом. Причем это была идея архитекторов, некий такой подарок. Они на этом настояли, сказали, ты поймешь только тогда, когда мы уже закончим и когда первый раз примешь душ».

       

       

      Еще одним приятным сюрпризом стала капсульная спальня под потолком. Чтобы в гардеробной под ней можно было находиться в полный рост, кровать обустроили на высоком подиуме. Одну из стен сложили из стеклопрофилита – стеклянных прозрачных блоков.

       

       

      Максим Перлин: «Лестница достаточно крутая и при этом без поручня. Меня часто спрашивают, насколько она безопасна. Могу сказать, что ни одного падения и никаких проблем с лестницей не было».

       

       

      Максим Перлин: «Конечно, такое расположение спальни учит очень хорошо планировать. Лишний раз не хочется подниматься, поэтому если я спускаюсь или поднимаюсь, думаю, что бы еще такое с собой взять либо сверху вниз, либо снизу вверх».

       

       

      Максим Перлин: «В оконной нише можно посидеть и почитать книгу – для этого здесь специально разбросаны подушки. Плюс ко всему там есть лопасть, чтобы в гардеробную проникал дневной свет».

       

      Вид за окном – во всем под стать этому лофту: строгая, одетая в гранит Яуза, кирпичные заводские корпуса, где, возможно, когда-нибудь найдется место для новых архитектурных экспериментов.

       

       

      Максим Перлин: «Я не скреплен пока ни супругой, ни детьми, ни большим количеством родственников. Так что могу делать помещение, может быть, не очень удобным с точки зрения функциональности, но красивым, аскетичным, необычным и, что называется, «под себя». Конечно, через какое-то время, может быть, 5−7 лет, я отсюда съеду. Я думаю, что это будет интересный отрезок жизни, плюс ко всему он в целом задал тон того, чего я жду от помещений, в которых нахожусь».

       

       

      «Квартирный вопрос» благодарит архитектурное бюро «Схема» за помощь в создании сюжета.

Наверх
  • Рейтинг: 9.88
  • Голосов: 24
  • Оцени:
    1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
  • Форум
Назад