Цюрихский дом

фигуриста Оливера Хёнера

Трехэтажный дом на две семьи с видом на озеро архитектор Патрик Зиммен и его бюро спроектировали и возвели за 2,5 года. На двух верхних этажах поселился Оливер Хёнер, 11-кратный чемпион Швейцарии по фигурному катанию.

    •  

      От одного названия «Цюрих» веет чем-то солидным и надежным. В самом большом городе Швейцарии обосновались штаб-квартиры крупных страховых компаний и банков.

       

       

      Два года назад Цюрих признали самым дорогим городом мира. Однако, дорого – не значит броско и пышно. В Цюрихе и близлежащем районе, который называют Золотым побережьем, хорошим тоном считают строгие архитектурные формы и террасы с видом на озеро.

       

       

      Бюро архитектора Патрика Зиммена спроектировало немало домов в  России. По его мнению, в нашей стране главные предписания исходят от пожарной охраны.

       

      Патрик Зиммен:

       

      В Швейцарии нужно соблюсти миллион разных предписаний. Насчет высоты домов, как например, здесь, чтобы не загораживать вид тем, кто живет выше на холме. Насчет расстояния от края участка до дома и так далее.

       

       

      Трехэтажный дом на две семьи архитектор Патрик Зиммен и его бюро спроектировали и возвели за 2,5 года. На двух верхних этажах поселился Оливер Хёнер, 11−кратный чемпион Швейцарии по фигурному катанию. Руководитель успешного ледового шоу, любящий муж и отец двоих детей.

       

       

      Оба этажа семьи Хёнеров опоясаны террасами. Из украшений на них – лишь несколько простых по форме кашпо, одно из них, правда, из самой настоящей лавы. А также скульптура британского автора Роберта Скривена.  

       

      Оливер Хёнер:

       

      Собственно, этот арт-объект появился в доме случайно. Не в самый приятный момент – мы повздорили с женой из-за какого-то пустяка, я ездил по городу и увидел в витрине галереи этого человека. Купил, привез домой. Жене он очень понравился, мы даже имя ему придумали – Эрвин. И помирились в тот же вечер.

       

       

      Террасы оборудованы широкими выезжающими навесами. Работать они могут в автоматическом режиме – раскрываться, когда ярко светит солнце, и сворачиваться, если погода пасмурная. 

       

       

      Главное, чего хотели хозяева, чтобы вид на озеро открывался из максимально возможного количества комнат. Поэтому верхний этаж с панорамным остеклением и при желании можно открыть все окна.

       

       

      Дому уже 6 лет, а его интерьер сохранился почти в первозданном виде. Хозяева только добавили картин и еще несколько разножанровых произведений современного искусства. Секрет долгожительства интерьера архитектор Патрик Зиммен видит в выборе нужной цветовой гаммы. Он уверен, что яркие оттенки владельцам захотелось бы перекрасить через пару лет.

       

       

      Хозяйка дома, Иветт, очень довольна своей кухней. Она совмещена со столовой, что дает возможность во время готовки общаться с домочадцами или гостями, сидящими за столом.

       

       

      Из кухни также можно наблюдать за любимцем всей семьи – десятилетней помесью дога и овчарки по кличке Милько.    

       

      Иветт Хёнер:

       

      Мы взяли его в приюте – он был такой необаятельный, страшный, темный, с огромной пастью. Было ясно: если мы его не заберем, он так в приюте и останется. Мы его обожаем. И дом проектировался так, чтобы Милько удобно было всюду ходить. К тому же во всех комнатах для него устроены специальные уютные местечки.

       

       

      Даже дубовый пол на этом этаже искусственно состарили – сделали зазубрины и неровности, чтобы следы от когтей Милько органично вписывались в общую картину. Кажется, ковер в гостиной сшили из нескольких старых полуистертых – тоже из-за собаки. И практично – ворс не густой, шерсть не будет оседать, и выглядит очаровательно винтажно.

       

       

      От лестницы, ведущей вниз, гостиная отделена мебельной конструкцией. В ней предусмотрены места хранения и камин. Зажигают его хозяева редко – слишком много возни с топливом, и господин Зиммен в новых проектах предпочитает использовать газовые камины. 

       

       

      Нижний этаж квартиры занят приватными зонами. Половина родителей, светлая и просторная, отгорожена от коридора глухим дверным полотном, а внутри по замыслу архитектора все перегородки стеклянные.

       

      В зоне спальни – обои с африканским рисунком и деревянный пол, остальное пространство отделано травертином.

       

       

      Эта ванна – особая гордость господина Зиммена. Он расположил ее возле окна –  и теперь хозяева могут лежать в пене, любуясь озером.

       

      Патрик Зиммен:

       

      Ванна деревянная, долго сохраняет тепло, вода не остывает. Она удобна для спины, да и вообще так красива сама по себе, что мы даже сделали для нее подсветку.

       

       

      За ванной расположилась сауна – она слегка приподнята над полом, так что чудесный вид на окрестности открывается и оттуда. Тут же, разумеется, миска с водой для Милько.

       

       

      Дальше по коридору – детские комнаты.

       

      Иветт Хёнер:

       

      В этой детской обитает наш сын Джулиан. Мы разрешили детям самостоятельно выбрать обои и мебель. Поэтому тут кровать в виде гоночного автомобиля, а на стенах – самолеты.

       

       

      Это комната Алиши. В ней, конечно, много розового, намного больше игрушек – всякие принцессы, звери и барби. Алиша и Джулиан у нас близнецы, им по 7 лет. Они целыми днями на занятиях – школы, спортивные секции. Это медали за достижения в теннисе.

       

       

      Для детей также с другой стороны дома оборудована общая игровая с окном во всю стену. Напротив – еще одна комната – рабочий кабинет. Из него игровая видна как на ладони, и дети всегда под присмотром.

       

       

      Крышами двух этих комнат служит площадка за домом, покрытая искусственным газоном, а разделены они световым колодцем с небольшим садом.

       

      Патрик Зиммен:

       

      Вот мы и оказались в атриуме. Дом стоит на холме, и если бы не такой световой колодец, окна утыкались бы в землю и дневной свет никогда не попадал бы в игровую комнату и кабинет.

       

       

      С этого этажа можно выйти к небольшому бетонному бассейну. Он снабжен защитным полотном, чтобы дети без присмотра не залезали в воду. К тому же такая крыша позволяет поддерживать нужную температуру воды – она специально не подогревается.

       

       

      Чаще и громче прочих домочадцев бассейном пользуется Милько. Собачья жизнь явно удалась, несмотря на тяжелое детство среди помоек. Мало того, появление Милько изменило жизнь и его хозяйки. В перерывах между заботой о детях и доме Иветт руководит благотворительной организацией, помогающей бездомным собакам.

       

      Иветт Хёнер:

       

      Раньше, когда я читала или слышала о том, как убивают собак, я плакала. Но 7 лет назад решила – хватит плакать, пора действовать. Мы с подругой создали организацию и помогаем бездомным животным. Находим собак, с которыми плохо обращаются, и пытаемся дать им лучшую жизнь. В Венгрии мы строим хорошие будки, чтобы животные могли пережить зиму. А главное, ищем для них хороших хозяев.

       

       

      Своими хозяевами Милько, очевидно, абсолютно доволен, а вот автор проекта дома не совсем удовлетворен проделанной работой. Сокрушается, что бассейн, например, можно было сделать и получше.

       

      Патрик Зиммен:

       

      Мы больше не будем строить из бетона. Не самый лучший вариант для бассейна. Посмотрите, поверхности перестали быть гладкими – вода их разрушает потихоньку, и этот бетонный песок может засорить фильтры. Но с другой стороны, форма довольно удачная. С такой укромной нишей – в ней могут уединяться Оливер и Иветт.

       

       

      Однако, когда работа и общественная жизнь позволяют супругам часок-другой провести вместе, они предпочитают уединяться в этом небольшом патио. Где от соседских глаз их защищают стена из толстых сухих лиан и пышная крона японского клена.

       

       

      Оливер Хёнер:

       

      Дерево давно росло на этом участке, и мы обязательно хотели его сохранить. Перед строительством его выкопали, перевезли. Когда стройка была закончена, вернули и высадили. Этот клен дает ощущение надежной защиты.

       

       

      Надо сказать, что весь этот дом выглядит вполне защищенным, несмотря на открытые террасы и большое остекление. Он как современный Цюрих в миниатюре – не броский, но очень удобный и респектабельный. 

       

      Благодарим за гостеприимство архитектора Патрика Зиммена

       

      Благодарим за сотрудничество авиакомпанию Swiss

       

Наверх
  • Рейтинг: 6.00
  • Голосов: 6
  • Оцени:
    1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
  • Форум
Назад